Глава 17. Тотальная машина самообмана.

Если Вы мечтаете о друге,
Залезая под халат,
Предоставит Вам свои услуги
Уникальный аппарат.

Если ночью лезете на стены
Или трётесь об забор,
Вам поможет избежать проблемы
Удивительный прибор.

группа «Ногу свело»,
песня «Удивительный прибор»


Итак, как мы увидели на схеме, механизм защиты сознания лоха от знания о собственном лоховстве – это внушительная слаженная машина, можно сказать, целый конвейер по сокрытию правды и производству самообмана, и работает сей конвейер без остановок. Устройство это сложное, громоздкое и, как мы уже успели убедиться, требует для своей работы немало энергии и ресурсов. Сама жизнь лоха в значительной (если не в подавляющей) мере подчинена этой машине. Именно от неё исходит множество мотиваций лоха, и мотивации это весомые – на уровне экзистенциальных потребностей. У лоха в их список входит дышать, пить, есть, спать, спариваться – и скрывать от себя собственное лоховство. А для последнего требуется крутить свою машинку.

Лоху необходимо постоянно себя обманывать, строить свой сияющий образ и создавать вид, подобающий, как ему кажется, не лоху. Поэтому решения о совершении каких-то действий, выбор мнений по разным вопросам, а также выбор того или иного поведения в разных ситуациях для лоха часто сводится к проблеме «буду я в результате выглядеть лохом или не лохом?». Например, читая данную книгу и испытывая беспокойство, поскольку она вторгается в область запретного, лох будет прикидывать, а как должен реагировать крутой, и именно эту реакцию будет имитировать – чтобы выглядело не как у лоха. В том числе, лох может догадаться, что проявлять беспокойство при чтении данной книги – верный признак лоховства, и будет изображать вид, будто его совершенно не трогает.

Тут может показаться, что действие дурацкой машинки идёт лоху во вред, и он зря её крутит. Вместо того чтобы добиваться настоящей крутости, лох, подгоняемый своей машинкой, тратит ресурсы, время и силы на какие-то глупые суррогаты, на липовую лоховскую «крутость», которой пытается перещеголять других лохов в лохоборье. Желание дистанцироваться от толпы лохов в эту самую толпу и приводит, а боязнь обналичить лоховство в неё намертво вклеивает. Всё очень похоже на то, что само лоховство лоха порождается именно верчением лоховской машинки, проистекая из себя самого, являясь своей причиной и своим же следствием. Оставаясь лохом, лох прикладывает массу усилий, чтобы это от себя спрятать и уверить себя в обратном, и делает это, занимаясь сугубо лоховским делом – участием в лохоборье. И чем больше он это делает, тем, очевидно, бо́льшим лохом является. Чем больше старается быть не лохом – тем больше в итоге лох. Крутится в порочном кругу. Машинка его там крутит, а он крутит машинку.

Это похоже на пациента психиатрической лечебницы, но особого. Его там держат, потому что он псих. Как это установили? А у него навязчивая идея. Какая? Что он псих. Вот вам и порочный круг. Казалось бы, разорви его, прекрати верить, что ты псих – и перестанешь им быть. Но как же психу прекратить?!

Картина может быть более замысловатая: навязчивая идея у психа может быть, что он НЕ псих. Но всё равно именно из-за этой навязчивой идеи он и является психом. Дело не в её содержании, а в её наличии и в том, что она навязчивая. А в итоге из-за навязчивой идеи, что не псих, как раз псих и есть. Как лох, который навязчиво отрицает и прячет от себя своё лоховство.

Ещё это очень похоже на пьяницу из сказки «Маленький принц» Антуана де Сент Экзюпери:пьяница из «Маленького принца»

– Что это ты делаешь? – спросил Маленький принц.
– Пью, – мрачно ответил пьяница.
– Зачем?
– Чтобы забыть.
– О чём забыть? – спросил Маленький принц, ему стало жаль пьяницу.
– Хочу забыть, что мне совестно, – признался пьяница и повесил голову.
– Отчего же тебе совестно? – спросил Маленький принц, ему очень хотелось помочь бедняге.
– Совестно пить! – объяснил пьяница, и больше от него нельзя было добиться ни слова.

Вот ровно так и лох. Казалось бы, разорви ты этот порочный круг, останови свою вредную машинку, которая тебя и делает лохом, честно признай: «Да, я лох!», и займись уже чем-то плодотворным, чтобы наконец перестать им быть. Но такой взгляд является, конечно же, заблуждением. Лоха делает лохом не машинка. Вспомним, что фундаментальной причиной лоховства является некая глубинная внутренняя ущербность. Точно так же, как психа делает психом не его навязчивая идея, а какое-то повреждение мозга. А навязчивая идея – лишь симптом. И алкоголик является таковым вовсе не потому, что ему всё время надо забыться. «Забыться» – лишь предлог, а пьёт алкоголик потому, что не пить уже не может: у него организм перестроился на физиологическом уровне и алкоголь ему нужен для обмена веществ. А что забыться, что совестно пить – это лишь попытка объяснить свои действия рациональным мотивом. Просто человек пытается приписать своей воле то, что ей неподконтрольно. Точно так же и воле лоха неподконтрольно его лоховство. Его нельзя прекратить, сказав: «До сих пор я был лохом, но теперь стоп!». Нет, лох просто не может не крутить свою машинку, как алкоголик не может не пить. Только алкоголик алкоголиком не рождается, а становится таковым на определённом этапе своей жизни. Лоховство же – это, по всей видимости, свойство именно врождённое и вряд ли поддающееся искоренению.

Поэтому неверно думать, будто лох, стремясь выделиться из толпы лохов, чтобы в ней не быть, в неё же и приходит. Нет, он же лох, а толпа – это толпа именно лохов. Закономерно, что он оказывается в ней – то есть на своём месте. Только вовсе он туда не приходит, а просто никуда не уходил. А все его метания и поползновения – не более чем топтание на месте, из-за которого может создаться иллюзия движения – будто он куда-то там приходит.

Так же несправедливо попрекать лоха тем, что он тратит ресурсы на убогую лоховскую «крутость» и лохоборье, когда мог бы достигать крутости настоящей. Нет, не мог бы – он же лох, настоящая крутость ему недоступна. Поэтому только и остаётся, что обманывать себя спасительными иллюзиями. Есть такой итальянский фильм 1976-ого года – «Синьор Робинзон». В нём по сюжету житель современной цивилизации оказался на необитаемом острове. автомобиль синьора РобинзонаОтчаянно печалясь об этой самой потерянной цивилизации, он там себе мастырил подобие кинотеатра из бамбука и камней, деревянный автомобиль и деревянную бабу. Чтобы совсем не тронуться рассудком от тоски. И человека можно понять. При этом глупостью и даже издевательством было бы его укорять, дескать, чем себя обманывать, будто живёшь полноценной жизнью, заживи ты в натуре полноценной: рассекай на кабриолете, телевизор поставь настоящий, на свидания ходи к бабе живой, а не деревянной. У него не было физической возможности всё это делать. Ровно так же и лоху не светит настоящая крутость – можно только мастырить её лоховские суррогаты, чтобы не захлебнуться в чёрной тоске от ужасной правды.

Аналогично лоховской ограничитель инициатив – вещь полезная, а вовсе не вредная. Предположим, его бы не было и лох бы полез добиваться настоящей крутости. Но он же лох! В результате только бы налошил, через то узнал о собственном лоховстве и жутко расстроился.

Таким образом, действие лоховской машинки сугубо благотворно. Никакой это не порочный круг, а защитный контур. Откуда вообще эта машинка берётся? Возможно, на определённом этапе развития организма внутри лоха распознаётся ущербность и в качестве ответного защитного действия под неё настраивается защитный механизм. Более вероятно, что машинка изначально закладывается в проект, потому что собирается по нему именно лох. Ведь человеческому социуму нужны статисты, а это значит, что надо делать лохов – и делать много. А чтобы они от осознания своего лоховства не перегорали, в их конструкцию сразу закладывается система устойчивого функционирования – та самая лоховская машинка.

Так или иначе, когда она есть, её нужно крутить. Просто потому, что она не бывает просто так, а всегда за известной надобностью. У кого она есть – тот лох, а от такого знания надо спасаться. И если кто-то её крутит, в первую очередь это значит, что у него она есть. А следовательно, он делает всё правильно.

Да, лох – раб своей машинки, но это ему же во благо, потому что машинка – как заботливый родитель, оберегает своё дитя, но то обязано беспрекословно слушаться. Если бы её удалось отключить либо каким-то образом убедить лоха перестать ей подчиняться и её вращать, лох не перестал бы быть лохом, но это только привело бы к проблемам. Всё-таки она является одним из его системообразующих узлов, и если её выключить, лох не сможет нормально функционировать: он моментально впадёт в чёрную тоску и депрессию, станет несчастным, а может даже у него сразу запустится программа самоуничтожения. Слишком уж жестока правда и лох не должен её узнать, она должна быть сокрыта под слоем иллюзий, которые как раз в защитном контуре и генерируются. Иначе лох испытает шок, схожий с тем, что испытывали герои фильма «Матрица», когда их отключали По мнению Сайфера,
счастье – в неведении.
от системы иллюзий и открывали истину во всей её неприглядности. Счастливым это, как мы помним, ни одного из героев фильма не сделало. А кое-кто и вовсе был готов заплатить страшную цену, лишь бы вернуться в мир сладких грёз.

К счастью, самостоятельно лох свою машинку остановить и не может. Для этого, как мы помним, ему бы пришлось всерьёз признать, что он лох, а данное знание для него заблокировано. Машинка-то уже работает. Если какой-то лох признал – вспоминаем галошу по имени Жучка. Лох может такое признать только понарошку, в качестве тактической хитрости. По приказу всё той же машинки и со всё той же целью – чтобы в итоге всем и себе показать, какой он не лох. А всерьёз – ни-ни. Судя по всему, никакой человек в принципе не может взаправду осознать, что он лох. Крутой не может, потому что лохом и не является. А лох из-за действия машинки своего лоховства точно так же не видит – как будто его и нет.

Сама машинка для лоха, разумеется, невидима тоже – ни целиком, ни частями. Механизм сокрытия лоховства сам должен быть сокрыт, иначе его наличие первое же и послужит свидетельством лоховства – косвенным, но стопроцентным. Если нет лоховства, то зачем механизм по его сокрытию?! Если он есть – есть и лоховство. Поэтому машинка точно так же прячет саму себя. Это значит, что все манипуляции с ней лохом совершаются неосознанно. Истинное назначение производимых лохом действий, о которых до сих пор рассказывалось, ему непонятно. Он может подбирать им какие-то рациональные объяснения – как тот пьяница, который пил, чтобы якобы забыться. А может считать их очевидными и не требующими объяснений: «Как иначе?!». Даже это лишнее. Чаще всего позывы к действиям по верчению машинки воспринимаются как вообще не осмысленное желание. Просто хочется и всё.

Лоховская машинка – это своего рода руткит. Есть такой класс вредоносных компьютерных программ (в просторечии именуемых вирусами) – руткиты и буткиты. Их особенность заключается в том, что внутри операционной системы заражённого компьютера они могут делать невидимыми различные вредоносные объекты и файлы. В том числе, разумеется, прячут сами себя – чтобы труднее было найти и удалить. Вот лоховская машинка примерно такой руткит и есть. Только настоящий руткит – паразитический и вредный, а лоховская машинка – системообразующая и полезная. У лоха в ней есть, можно сказать, медицинская необходимость.

Она для лоха – примерно как шприц с инсулином для диабетика (тут имеется в виду сахарный диабет первого типа – инсулинозависимый). Сахарный диабет – серьёзный изъян в организме, но если регулярно покупать ампулы и делать систематические инъекции, с этой физиологической ущербностью вполне можно существовать – и даже довольно сносно. Так же и лох может сносно существовать со своим лоховством – главное только постоянно крутить машинку, тратя на это положенные ресурсы. Лишь она лоха и спасает, отключать её было бы опасным безумием. Вы только представьте, что будет с таким диабетиком, если отобрать у него заветный шприц! Мягко говоря, ничего хорошего. Конечно, лоху было бы здо́рово вообще перестать быть лохом и обходиться без машинки, но лоховство – штука по сути столь же физиологическая, и медицина лечить от него тоже пока не научилась. Приходится сидеть на инсулине.

Впрочем, различные тренинги личностного роста неявно обещают лохам именно это – излечить их от лоховства. Обещание своё такие курсы выполнить, конечно, не могут, и в этом смысле совершенно бесполезны. Максимум – собьют настройки лоховской машинки. В лучшем случае это приведёт к тому, что лох улучшит свои показатели в лохоборье. В худшем, из-за грубого вмешательства в сложный механизм машинка в итоге может не выдержать перегрузки и засбоить, а то и вообще временно заглохнуть. Как результат, лоха накрывают приступы чёрной депрессии, тоски и апатии. К удаче лоха, у машинки есть счастливое свойство самостоятельно перезапускаться, но к тому моменту лох уже может сбегать несколько раз к невропатологу и пройти курс лечения антидепрессантными препаратами. Не так уж подобные случаи и редки.

Если бы ими всё и исчерпывалось! Увы, бывают и другие причины, из-за которых машинка лоха начинает барахлить.